Порядок допуска адвоката к уголовному делу


Уголовное право и процесс, исполнение наказаний 10. Не буду подробно останавливаться на предыдущих изменениях закона, поскольку, на мой взгляд, они этого не заслуживают просто в силу своей бесполезности и практической ненужности.

  • Такое положение на самом деле убирает должностной барьер и сокращает время к началу осуществления своих обязанностей адвокатом по защите клиента, однако… Одновременно ст;
  • С момента допуска к участию в уголовном деле на досудебном производстве адвокат-защитник вправе;
  • Порядок вступления адвоката в дело;
  • Назначение ими защитника для участия в уголовном деле обязательно для него, а расходы на оплату труда адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета ч.

Не знаю, как вас, а меня по-прежнему тщательно досматривают во всех возможных судах, светят фонариками во все отделения портфеля, забирают удостоверение и переписывают мои данные в журнальчик. При этом я благополучно стою в общей очереди на проход в здание суда, среди таких же адвокатов, юристов и случайных граждан. Но даже если бы принятые нормы закона реально заработали и досмотры адвокатов вдруг прекратились, у меня все равно не возникло бы повода для радости, так как приговор или решение суда, которые я получу, зайдя в суд без препятствий, по своему качеству и содержанию ничуть не изменятся.

А для меня только это имеет значение.

Консультация

Единственное, во что я верю, — так это в реальность взыскать с неугодного адвоката штраф за использование полученных по адвокатскому запросу сведений, а также лишить его адвокатского статуса за дважды неверно составленные бумаги. Это право торжественно было предоставлено Федеральной палате адвокатов. Ранее я уже писал о состоянии современной адвокатуры в статье "Уважаемый защитник. Дабы не быть голословным, проанализирую некоторые изменения, которые предлагает нам законодатель на этот. Таким образом, по мнению законодателя, у адвокатов отпадет необходимость получать разрешение у следователя на свидание со своими подзащитными в следственных изоляторах.

Процедура замены одного слова на другое, безусловно, имеет серьезное значение в правоприменительной практике.

Дополнительные ссылки

Достаточно вспомнить реформу правоохранительных органов, выраженную в переименовании милиции в полицию, что стало одной из наиболее выдающихся законодательных инициатив за последнее десятилетие.

Что касается порядка допуска адвокатов в СИЗО, этот порядок установлен уже давно и не требует принятия дополнительных законов.

Полезно знать:
Производство дознания как формы предварительного расследования

Казалось бы, все прописано четко и конкретно. Тем не менее, каждый раз, когда очередной адвокат возмущался незаконному требованию сотрудника СИЗО предъявить разрешение от следователя или суда, козыряя вышеуказанными нормами закона, невозмутимый сотрудник ссылался на внутренние инструкции и предлагал адвокату подавать жалобу руководству изолятора.

И адвокату ничего не оставалось, как смириться с беззаконием, поскольку конечной его целью было попасть как можно скорее к своему подзащитному.

Вступить в уголовное дело адвокату станет проще

Добиться этого всегда было проще, получив злополучное разрешение у следователя, а не инициируя длительную и бесполезную процедуру обжалования. А теперь скажите мне, что изменится после замены одного слова на другое? Разве Федерального закона, регламентирующего деятельность сотрудников следственного изолятора, и однозначных разъяснений Конституционного Суда РФ было недостаточно?

Гораздо большее значение имеет вступление адвоката непосредственно в уголовное дело, и вот. Посудите сами, процедура вступления адвоката в дело по определению не может происходить в одностороннем порядке, поскольку предполагает непосредственный контакт между двумя процессуальными фигурами — следователем и защитником. При этом нужно понимать, для чего адвокат в это дело вступает. В первую очередь для того, чтобы выяснить у следователя перспективы дальнейшего расследования, ознакомиться с материалами дела в отношении своего подзащитного, а также исключить возможность проведения следственных действий с подозреваемым, обвиняемым без своего участия.

И вот здесь начинаются серьезные проблемы. Для наглядности приведу пример из своей практики. Повстречался на моем пути один принципиальный следователь, который обладал способностью трактовать нормы закона исключительно в интересах следствия. Произошло это при следующих обстоятельствах. Доверитель заключил со мной соглашение на защиту подозреваемого, содержащегося под стражей.

Я позвонил следователю и попросил у него допустить меня к участию в деле, ознакомить с материалами и выдать разрешение на свидание с подзащитным.

Неожиданно в ответ я получил следующее умозаключение: Насколько мне известно, такого поручения или согласия подозреваемый не давал.

Поэтому, чтобы допустить Вас в дело или на свидание, мне нужно вначале получить это согласие у подозреваемого. Когда я запланирую поездку в следственный изолятор, я выясню, желает ли подозреваемый, чтобы Вы осуществляли его защиту. Благо, что на тот момент попасть к заключенному было возможно без разрешения следователя, вероятно потому, что еще не были разработаны необходимые инструкции, блокирующие доступ адвокатов в изолятор, порядок допуска адвоката к уголовному делу было серьезным упущением действующего начальника СИЗО.

В итоге я добрался-таки до своего подзащитного и порядок допуска адвоката к уголовному делу от него письменное заявление о моем участии в деле и об отказе от иных адвокатов, а также предупредил его, чтобы никаких показаний с участием других защитников он не давал.

Далее я подготовил на имя следователя ходатайство о моем вступлении в дело, приложив к нему адвокатский ордер, копию удостоверения и заявление от подзащитного. О своем намерении подать ходатайство я сообщил следователю по телефону. Ответ был предельно прост: Закончилось все так, как я и предполагал. На следующий день следователь приехал к моему подзащитному в изолятор и предъявил ему обвинение с участием своего адвоката.

При этом обвиняемый, несмотря на мое предупреждение, дал полный расклад по делу. Каким образом этого добились следователь и приглашенный адвокат, думаю, объяснять не. К чему я привел этот пример? А вот к чему. Какими словами ни определяй порядок вступления адвоката в дело, на практике ничего не изменится. Истинная проблема здесь заключается не в терминологии, а в отсутствии конкретных сроков допуска адвоката в дело, а также ответственности следователя, эти сроки нарушающего.

В связи с этим, норма закона, устанавливающая порядок допуска адвоката в уголовное дело на стадии дознания или предварительного следствия, на мой взгляд, должна выглядеть следующим образом: Дознаватель, следователь, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны: В случае нарушения сроков допуска адвоката к участию в уголовном деле и сроков ознакомления адвоката с материалами уголовного дела дознаватель, следователь, в производстве которых находится уголовное дело, несут ответственность, установленную действующим законодательством.

В этом я вижу гораздо больше практической пользы от защиты по уголовному делу, чем в повышении мнимой самооценки адвокатов за счет бесполезной игры слов. Теперь пройдемся по еще одной злободневной теме — привлечение адвокатом в дело специалиста.

  • А теперь скажите мне, что изменится после замены одного слова на другое?
  • Вот почему так важны и необходимы новые подходы в освещении поставленных вопросов на основе нового российского законодательства;
  • Естественно, и советником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

И опять же, новые нормы никакой Америки здесь не открывают. Уже давно сложился обязательный к соблюдению порядок в отношении специалистов, привлекаемых к участию в деле по инициативе стороны защиты. Вот, например, какими действующими нормами закона предусмотрено право защитника на представление доказательства — заключения специалиста.

В соответствии с п.

Какие минимальные требования можно предъявлять к адвокату, по уголовному делу?

Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия или судебного заседания.

Выводы Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ по данному вопросу раскрывать не буду, поскольку все они сводятся к одному — заключение специалиста должно оцениваться наряду с другими доказательствами по делу. Таким образом, по смыслу приведенных норм, органы следствия и суд не вправе отказать защитнику в приобщении к материалам уголовного дела, исследовании и оценке заключения специалиста. Однако на практике нарушения в этой части происходят повсеместно. Так, по одному уголовному делу судья приобщил мое ходатайство о назначении повторной судебной экспертизы, приложением к которому являлось заключение специалиста, а само заключение демонстративно вернул мне обратно.

Адвокатские поправки // "Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало"

Не помогла и повторная подача в тот же день этого заключения через канцелярию суда. Судья направил мне заключение специалиста по почте, указав, что мое ходатайство уже было рассмотрено в судебном заседании по существу. Но я вам скажу больше — даже если заключение специалиста реально станет приобщаться к материалам дела и оцениваться в качестве доказательства, это ровным счетом ничего не изменит. Неважно, будет ли следователь или суд оценивать доказательство, представленное защитником, важно, КАК он будет это делать.

А вот здесь мы столкнемся с прежней проблемой. Полагаю, что разрешить эту проблему возможно, если ввести в уголовный процесс механизм порядок допуска адвоката к уголовному делу судебной экспертизы по аналогии с гражданским процессом.

Законодательно это может выглядеть следующим образом. Ни прибавить, ни убавить. Если независимый эксперт поддержит заключение специалиста, то оно кладется в основу судебного приговора, если же третье заключение будет отлично от двух других заключений, суд выберет по своему усмотрению любое заключение из трех.

Бесспорную радость вызывает и тот факт, что теперь защитнику не может быть отказано в ходатайстве о привлечении в судебном заседании специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Непонятно, что мешает судьям соблюдать эту норму закона без дополнительных разъяснений. Изменения в законе, регулирующие порядок проведения обысков у адвокатов, честно говоря, меня волнуют меньше. За последние годы органы следствия и судьи научились настолько беспринципно игнорировать доводы защитников, сколь бы существенными и аргументированными они ни являлись, что необходимость изымать у адвоката какие-либо рабочие документы полностью отпадает.

  1. Защитнику необходимо точно знать не только доказательства, на которые ссылается подзащитный в подтверждение своих показаний, но и составить представление о том, насколько эти показания подтверждены или опровергнуты материалами предварительного расследования. Защитнику необходимо вовлечь в изучение материалов дела подзащитного, который не должен быть сторонним наблюдателем.
  2. В данной ситуации адвокат должен подробно объяснить содержание принципа презумпции невиновности и правовые последствия признания вины, а после этого предложить обвиняемому избрать позицию по делу и в дальнейшем действовать в соответствии с избранной подзащитным линией защиты. Нового адвоката на свидание с подзащитным в СИЗО не пускают, незаконно требуя разрешение на то следователя.
  3. Предварительная правовая позиция 6. Необходимо отметить, что адвокат-защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.
  4. При допуске к своему подзащитному адвокат согласует меры по защите интересов своего клиента с ним, и они согласовывают меры процессуального реагирования.

В связи с этим, я считаю, что многие наши коллеги необоснованно переоценивают значимость адвокатских досье для правоохранительных органов. В первую очередь проведение обыска грозит тем адвокатам, которые нарушают закон либо целенаправленно вступают в прямую конфронтацию с правоохранительной системой, преследуя корыстные или иные личные цели. Тем же адвокатам, которые своей первостепенной задачей считают оказание квалифицированной юридической помощи своему подзащитному, а не обогащение или получение скандальной известности, как правило, скрывать нечего.

ВИДЕО: Адвокат в уголовном процессе