Верховный суд на защите прав несовершеннолетних


Извлечение Верховного суда Республики Дагестан в составе: ФИО1 обратился в суд с исковым заявлением к ФИО2 и Магарамкентскому межрайонному отделу УФРС государственной регистрации, кадастра и картографии по РД об обязании зарегистрировать договор залога земельного участка с жилым домом от "дата", указывая, что "дата" между ним и ФИО2 был заключен договор займа. В соответствии с указанным договором ФИО2 занял у него деньги в сумме ".

Также рекомендуем:
Посоветуйте адвоката по уголовным делам в Белгороде

С целью обеспечения договора займа ФИО2 передал ему в залог земельный участок с жилым домом, который оформлен договором залога, удостоверенного нотариусом ФИО10 "дата". ФИО2 от регистрации указанного договора залога уклоняется, как и уклоняется от исполнения основного обязательства о взыскании долга. Просил суд обязать Магарамкентский межрайонный отдел Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РД зарегистрировать договор залога земельного участка с жилым домом от "дата".

Судом постановлено приведённое выше решение.

  • Учитывая особую правовую природу договора залога, принимая во внимание то обстоятельство, что договор залога не является в своем правовом значении сделкой по отчуждению имущества, указанный договор, с учетом заключенного договора займа, не может быть признан в качестве сделки, нарушающей права и законные интересы несовершеннолетних членов семьи собственника отчуждаемого жилого помещения, напротив, является заключенным в интересах ФИО2 и членов его семьи;
  • Однако, суд вопрос о соблюдении бывшим мужем Копыловой М;
  • Апелляционная инстанция оставила решение суда в силе;
  • В соответствии с пунктом 1 статьи 78 Федерального закона "Об ипотеке залоге недвижимости " обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры;
  • В нарушение установленной законом обязанности заботиться о детях, в том числе об их достойном и максимально комфортном проживании в жилом помещении, он заключил безвозмездный договор отчуждения своей доли постороннему лицу, не члену семьи, вынуждая, тем самым, разнополых детей поселиться в одной комнате вместе с матерью, фактически принуждая детей соседствовать в одной квартире с посторонними людьми и создавая для детей жизненный дискомфорт;
  • Между тем судом имеющие существенное правовое значение для правильного разрешения настоящего спора фактические основания иска и доказательства, их подтверждающие, при рассмотрении дела не были проверены и исследованы с учетом положений ст.

В апелляционной жалобе ФИО1 с указанным решением не согласен, считает его незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права, их неправильным применением, неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела и недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела в совокупности, просит отменить решение суда 1 инстанции и вынести новое решение с удовлетворением его исковых требований по следующим основаниям.

Основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований послужил вывод суда о нарушении договором залога, чьей регистрации требует истец, прав и законных интересов несовершеннолетних членов верховный суд на защите прав несовершеннолетних ответчика.

Суд посчитал, что вышеуказанное Постановление Конституционного Суда РФ применимо в настоящем деле, что обстоятельства дела, могут быть оценены исходя из норм, изложенных в Постановлении, что обстоятельства дела, являются доказанными и соответствуют положениям, изложенным в Постановлении Конституционного суда от 08. Однако, указанные выводы суда первой инстанции являются ошибочными. Как усматривается из Постановления Конституционного суда РФ от 08. Таким образом, при применении указанной нормы должны быть установлены и действовать в совокупности следующие обстоятельства: Указанное положение, по смыслу, заложенному в нем, призвано ликвидировать пробел, имеющийся ГК РФ, направлено на расширение категорий тех несовершеннолетних, которые нуждаются в правовой защите, но по неизвестным причинам не включены в список несовершеннолетних, чьи интересы должны быть учтены согласно п.

Так в настоящее время, в список несовершеннолетних, чьи интересы подлежат учету при совершении сделок по отчуждению имущества, в котором проживает несовершеннолетний гражданин и при которых необходимо согласие органа опеки и попечительства, расширен категорией несовершеннолетних, кто формально не отнесен к находящимся под опекой и попечительством или к оставшимся по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностей родителей-нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Вопросы соблюдения законов о несовершеннолетних

Исходя из анализа вышеуказанных норм, вопрос нарушаются ли права несовершеннолетних при совершении сделки по отчуждению жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, решается органом опеки и попечительства, который дает или не дает согласие на совершение сделки, согласно п. По верховный суд на защите прав несовершеннолетних ФИО1, несовершеннолетние члены семьи собственника ответчика ни к одной из категорий, указанных в Постановлении Конституционного Суда от 08.

Нормы законодательства, изложенные в ст. Доказательств того, что родители несовершеннолетних членов семьи собственника исполняют свои обязанности надлежащим образом, обеспечивают их содержанием в суде первой инстанции не оспаривалось, доказательств того что родители несовершеннолетних лишены родительских прав, либо доказательств того, что родители фактически не исполняют своих обязанностей в суд не представлено. Следовательно, несовершеннолетние члены семьи собственника жилого помещения, не относятся ни к одной из категорий, указанных в п.

Правоприменительная практика при решении вопроса, соблюдены ли требования ст. Пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в действующей редакции закрепляет правовые гарантии для детей, оставшихся без попечения родителей, и как таковой не ущемляет права и интересы детей, чьи родители исполняют свои обязанности надлежащим образом. В соответствии с данным законоположением жилое помещение, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, отчуждается, по общему правилу, исходя из предполагаемой добросовестности родителей по отношению к детям и обусловленного этим ограничения соответствующих правомочий органа опеки и попечительства по участию в решении данного вопроса.

Таким образом, с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ согласие органа опеки и попечительства при отчуждении жилого помещения необходимо, когда правом пользования жилым помещением обладают лица, находящиеся под опекой и попечительством.

  1. Проведенной еще в 2006 году проверкой соблюдения прав несовершеннолетних прокуратурой г. Извлечение Верховного суда Республики Дагестан в составе.
  2. Основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований послужил вывод суда о нарушении договором залога, чьей регистрации требует истец, прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи ответчика. Заявительница вместе с дочерью и сыном проживают в данной квартире, иного жилья у нее и детей нет.
  3. Верховный суд РФ, рассматривая жалобу Копыловой М. В соответствии с п.
  4. Существенным условием для применения п.

Согласие органа опеки и попечительства требуется тогда, когда несовершеннолетние члены семьи собственника остались без родительского попечения, причем об этом должно быть известно органу опеки и попечительства".

Поскольку несовершеннолетние дети истца ни формально, ни верховный суд на защите прав несовершеннолетних не были лишены на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения родительского попечения, нарушений родителями определенных законом обязанностей по отношению к детям не установлено, что исключало применение порядка отчуждения жилого помещения, предусмотренного п.

Таким образом, приведенные примеры показывают, что применение п. Факт проживания несовершеннолетнего в отчуждаемом жилом помещении, как и то обстоятельство, что отчуждаемое жилое помещение является единственным жильем несовершеннолетних детей, также является неустановленным и недоказанным. В судебном заседании вообще не установлено, проживал и проживает ли кто-либо в отчуждаемом жилом помещении.

На момент заключения договора займа и залога в указанном жилом доме никто не проживал, он представлял собой каркас, причем в нем отсутствовали условия для проживания. Таким образом, в суд первой инстанции не представлено доказательств, свидетельствующих о факте проживания несовершеннолетних членов семьи в отчуждаемом жилом помещении, в то время как указанные обстоятельства имеют существенное значение для применения норм п.

Существенным условием для применения п. Между тем материалами дела не подтвержден факт вселения несовершеннолетнего в жилое помещение, проживание его в нем, приобретение право пользования этим жилым помещением. Следовательно, у несовершеннолетнего не возникли права и охраняемые законом интересы на жилое помещение, которые бы подлежали защите по правилам пункта 4 ст.

При разрешении заявленного спора, пункт 4 ст.

Полезно знать:
Адвокат по уголовным делам может выступать в качестве

Не исследованным и неустановленным обстоятельством дела является то, что сделка, направленная на отчуждение имущества, вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего. Не установлено, что договорные отношения по своему характеру являются несправедливыми, неравноценными, являются кабальными для какой либо стороны; не установлено, что в результате совершения сделки какая либо из сторон в значительной степени лишалась бы того, что имела бы, если бы подобная сделка не состоялась.

Судом не исследован надлежащим образом существо и характер договорных отношений, имеющих место между ФИО1 истцом и ФИО2 Так, между истцом и ответчиком был заключен договор займа, а также с целью обеспечения договора займа был заключен договор залога земельного участка с жилым домом. Исходя из анализа договора займа и заключенного в его обеспечение договора верховный суд на защите прав несовершеннолетних, можно сделать вывод, что условия договора имеют исключительно положительное значение как для самого ответчика, так и для членов его семьи, в том числе и для несовершеннолетних детей.

Заключенный в обеспечение исполнения основного обязательства договор залога земельного участка с домом, по своей правовой природе является акцессорным, то есть дополнительным, не предполагает абсолютный характер, из данного договора не следует, что его заключение ведет к утрате права собственности на закладываемое жилое помещение.

Напротив, негативные последствия связанные с обращением взыскания на закладываемое имущество имеют место, когда залогодатель не исполняет свои обязанности надлежащим образом.

Вопрос-Ответ

Само по себе наличие заключенного договора залога как такового, не лишает права залогодателя, в том числе и членов его семьи на использование закладываемого жилого помещения. Учитывая особую правовую природу договора залога, принимая во внимание то обстоятельство, что договор залога не является в своем правовом значении сделкой по отчуждению имущества, указанный договор, с учетом заключенного договора займа, не может быть признан в качестве сделки, нарушающей права и законные интересы несовершеннолетних членов семьи собственника отчуждаемого жилого помещения, напротив, является заключенным в интересах ФИО2 и членов его семьи.

В судебном решении Магарамкентского районного суда РД от 24. Однако, такой вывод является неверным. Во - вторых, суд неправильно указал, что в результате регистрации договора залога у истца ФИО1 возникнет право на обращение взыскания на предмет залога, регистрация договора залога такого права не дает, согласно ст. Вместе с тем истец с указанным требованием не обращался, предметом иска являлось требование об обязании регистрационных органов зарегистрировать договор залога земельного участка с жилым домом.

В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда. Факт уклонения ответчика от регистрации договора залога земельного участка с жилым домом судом первой инстанции установлен и представителем ответчика не оспаривался. На апелляционную жалобу истца ФИО1 представителем ответчика адвокатом ФИО9 подано возражение, в котором просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения по следующим основаниям.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требования ФИО1 об обязании Магарамкентского межрайонного отдела УФРС государственной регистрации, кадастра и картографии по РД зарегистрировать договор залога жилого дома с земельным участком, суд первой инстанции, принимая во внимание постановление Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу конституционности п.

N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В. Чадаевой" далее - постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г.

N 13-Писходил из того, что сделкой были нарушены права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних детей ФИО2 - ФИО12, "дата" г. Также судом первой верховный суд на защите прав несовершеннолетних было учтено, что при заключении сделки ФИО1 было известно о том, что ФИО2 имеются несовершеннолетние дети и они проживают совместно с ним, то есть дом был обременен правами третьих лиц.

С указанными выводами суда первой инстанции следует согласиться. В соответствии с п.

Заявления прокуроров в защиту социальных прав несовершеннолетних

N 13-П указано на то, что применительно к реализации закрепленного статьей 40 часть 1 Конституции Российской Федерации права на жилище, которое рассматривается международным сообществом в качестве одного из элементов права на достойный жизненный уровень статья 25 Всеобщей декларации прав человека, статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правахправовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда должно обеспечивать каждому гарантированную статьями 45 часть 1 и 46 Конституции Российской Федерации государственную, в том числе судебную, защиту данного конституционного права, которая должна быть полной и эффективной.

В силу статей 38 часть 2 и 40 часть 1 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 17 часть 3согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, родители при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, и во всяком случае их действия не должны приводить к лишению детей жилища абзац 1 пункта 4 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г.

Довод апелляционной жалобы от том, что материалами дела не доказан факт проживания несовершеннолетних детей в жилом доме, а также тот факт, что дом является нежилым, поскольку недостроен и представляет собой каркас, опровергается материалами дела.

Из свидетельства о государственной регистрации права от "дата" л. Доказательств обратного истцом в порядке ст. Заложенное имущество является единственным жильем ответчика и членов его семьи, на него распространяются ограничения, установленные статьей 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству залогодержатель имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество залогодателяза изъятиями, установленными законом.

В силу части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: В соответствии с пунктом 1 статьи 78 Федерального закона "Об ипотеке залоге недвижимости " обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Денежные средства по договору займа от "дата" выдавались для целей предпринимательской деятельности, а не для приобретения, строительства этого жилого дома, его улучшения. При таких обстоятельствах даже при регистрации договора залога жилого дома на предмет залога не может быть обращено взыскание. Следовательно, законодатель, определив в абзацах первом и верховный суд на защите прав несовершеннолетних пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации пределы обращения взыскания по исполнительным верховный суд на защите прав несовершеннолетних на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, и ограничив тем самым право кредитора на надлежащее исполнение вынесенного в его пользу судебного решения, не вышел за рамки допустимых ограничений конституционного права на судебную защиту, установленных статьей 55 часть 3 Конституции Российской Федерации.

Судом апелляционной инстанции принято также во внимание, что срок наступления обязательства по возврату заемных денежных средств наступил "дата" Договор залога, выступающий как средство обеспечения обязательства, на момент возникновения у ФИО1 права требования по договору займа зарегистрирован не был, следовательно, не был заключен и не выступал в качестве средства обеспечения обязательства.

Помимо этого, судом апелляционной инстанции учтено, что обращаясь с иском об обязании зарегистрировать договор залога, истец в просительной части искового заявления адресовал требование только к государственному органу Магарамкентскому МРО УФГСРКиК. Между тем по смыслу нормы заложенной в п. Решение суда о регистрации сделки является основанием для внесения соответствующей записи в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции обоснованно отказано в возложении на Магарамкентский межрайонный отдел УФСГР кадастра и картографии по РД обязанности по регистрации договора залога. Председательствующий Судьи Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

  • Исходя из анализа вышеуказанных норм, вопрос нарушаются ли права несовершеннолетних при совершении сделки по отчуждению жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, решается органом опеки и попечительства, который дает или не дает согласие на совершение сделки, согласно п;
  • N 13-П указано на то, что применительно к реализации закрепленного статьей 40 часть 1 Конституции Российской Федерации права на жилище, которое рассматривается международным сообществом в качестве одного из элементов права на достойный жизненный уровень статья 25 Всеобщей декларации прав человека, статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах , правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда должно обеспечивать каждому гарантированную статьями 45 часть 1 и 46 Конституции Российской Федерации государственную, в том числе судебную, защиту данного конституционного права, которая должна быть полной и эффективной;
  • В соответствии с ч;
  • Исчерпав полномочия на своей территории, прокуратура области в прошлом году приняла меры для разрешения данного вопроса в Верховном Суде РФ, результатом которых явилось полное признание правомерности позиции прокуратуры;
  • Председательствующий Судьи Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ;
  • В силу части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

ВИДЕО: Палата адвокатов попросила Верховный суд укрепить права защиты